Закрыть

Пока почти в безопасности. Что грозит имуществу олигархов в Германии

Пока почти в безопасности. Что грозит имуществу олигархов в Германии

  Пока почти в безопасности. Что грозит имуществу олигархов в Германии

Недавнее решение Евросоюза – приравнять попытки обхода европейских санкций против России к тяжкому преступлению – вновь привлекло внимание к судьбе активов богатых россиян в европейских странах. Ведь доступ олигархов к их активам и собственности в Европе может принести им дополнительные доходы и тем самым косвенно поддержать путинский режим. Поэтому в ряде стран, в том числе в Германии, раздаются призывы конфисковать имущество людей, близких к Кремлю. Так, движение "Протестный Берлин" в своём телеграм-канале призвало "требовать ареста коррупционного имущества путинских друзей, пропагандистов и холуёв". Однако пока западные эксперты не видят возможности быстрой конфискации. Главная проблема – установление личности российских владельцев собственности за рубежом.

Неосторожный любитель искусства

Пока что единственный приближённый Путина, имущество которого было арестовано в Германии, ­– основатель USM Holdings Алишер Усманов. В начале октября немецкие СМИ распространили сообщение о небывалом в истории ФРГ изъятии большого количества ценных картин. Немецкая уголовная полиция провела обыски на складе в Гамбурге, конфисковав несколько ящиков с 30 полотнами на общую сумму 5 миллионов евро. Среди них – картина Марка Шагала. Ящики были перемещены на склад во время гарантийных работ на яхте "Дильбар" (Dilbar), принадлежавшей российскому предпринимателю Алишеру Усманову. Стоимость построенной на немецкой верфи Lürssen 156-метровой яхты составляет 500 миллионов евро.

Ранее следствие конфисковало целую картинную галерею на вилле Усманова в баварском местечке Роттах-Эгерн на озере Тегернзее, где миллиардер обычно проводил время с октября по март. Окончательную стоимость художественного собрания предстоит оценить экспертам, однако уже сейчас предполагается, что она составит несколько десятков миллионов евро.

Усманов находится под прицелом германской юстиции уже давно. По информации журнала Forbes, общая сумма его активов превышает 13 миллиардов евро. Германские правоохранительные органы вменяют олигарху в вину уклонение от уплаты налогов на сумму 555 миллионов евро.

После публикации так называемых "панамских документов" правоохранительные органы ФРГ получили достаточно улик о нелегальных транзакциях, совершённых Усмановым. Для этого предприниматель выстроил сложную систему фирм, в основном находящихся в офшорных зонах. Следователи Федерального ведомства уголовной полиции Германии (BKA) собрали почти сто указаний на подозрение в отмывании денег от различных банков, девять поступило от института UBS Europa SE.

Однако долгое время у правоохранительных органов были связаны руки: имеющихся правовых инструментов было недостаточно для начала уголовного преследования. Лишь после введения 28 февраля этого года в связи с захватнической войной России в Украине санкций Евросоюза против лиц, близких к Владимиру Путину, дела в отношении Усманова получили ход. В ФРГ было начато следствие на основании уже имеющихся банковских улик. Были срочно проведены обыски в филиалах швейцарского банка UBS во Франкфурте и Мюнхене. Прокуратура "Мюнхен II" открыла дело на основании того, что Усманов должен был платить налоги в ФРГ, так как проживал здесь значительную часть времени. Одновременно прокуратура Франкфурта-на-Майне начала расследование по подозрению Усманова в отмывании денег и нарушении закона о внешнеэкономической деятельности: уже после введения санкций российский олигарх оплачивал счета фирмы, охраняющей его виллу в Баварии, нарушая при этом запрет на использование замороженных в Германии счетов.

Пока почти в безопасности. Что грозит имуществу олигархов в Германии

В конце мая в Германии был принят первый закон по выполнению санкций, который дал возможность структурировать преследование попавших под санкции Евросоюза россиян. По новым предписаниям, Усманов должен был добровольно заявить о находящемся в его владении имуществе, в том числе картинах, яхте, вилле и деньгах. Так как он этого не сделал, германские правоохранительные органы смогли временно конфисковать все принадлежащие ему ценности.

Если удастся довести расследование до конца и передать дело в суд, последует самый крупный уголовный процесс в истории ФРГ по обвинению в уклонении от налогов. Однако Усманов отрицает свое долговременное проживание в Германии. Его пресс-секретарь публично опроверг все обвинения. Посол Узбекистана, где, по всей видимости, сейчас находится олигарх, пытался получить аудиенцию в МИД ФРГ. Безрезультатно. Защитить Усманова от германской юстиции сейчас не сможет никто.

Как скрыть капитал

Однако кроме Усманова ни один близкий к Путину человек пока не попал в Германии под уголовное преследование. С чем это связано?

По информации немецкой НПО Finanzwende ("Финансовый переворот"), лишь через Danske bank из России на Запад в путинскую эпоху были выведены около 200 миллиардов евро. Эксперты считают, что через теневые структуры россиянам удалось разместить в Германии от 20 до 50 миллиардов евро. Однако пока выявить удалось не более четверти этого имущества. Как рассказал Радио Свобода представитель министерства финансов ФРГ, в ходе выполнения закона о санкциях в Германии было заморожено или попало под запрет транзакций лишь 5,046 миллиарда евро.

В немецких городах множество зданий принадлежит российским фирмам или предприятиям с российским участием. Фонд имени Розы Люксембург полтора года назад опубликовал данные о рынке недвижимости в Берлине. Из 433 столичных фирм, осуществляющих сделки, 135 были в анонимной собственности. Депутат бундестага от Свободной демократической партии Александер Ламбсдорфф считает, что российские бизнесмены обладают "огромным количеством недвижимости" в Берлине. Во многих престижных кварталах, например, в новостройках района Шлахтензее на юго-западе Берлина, на почтовых ящиках фешенебельных домов значатся российские фамилии, а перед ними часто паркуются машины с московскими номерами. Исследования телерадиокомпаний rbb24 и ARD показывают, что с 2014 года россияне официально зарегистрировали в кадастровых ведомствах недвижимость на более чем 442 миллиона евро. Однако большая часть собственников имущества из России не выявлена.

Точное количество долевого участия российского капитала в рынке германской недвижимости никому не известно. Как разъяснил Радио Свобода эксперт по финансовым преступлениям НПО Finanzende Конрад Даффи, с тех пор как в Германии существует так называемый "Реестр прозрачности собственников активов", все нотариусы и риэлторы должны заявлять о подозрительных моментах в ведомство Financial Intelligence Unit (FIU), которое анализирует информацию об отмывании денег. Однако многие этого не делают. Причина в том, что "немецкие риэлторы падки на нечестных клиентов", а нотариусы ничего не боятся из-за отсутствия должного контроля. Чтобы обезопасить себя, они лишь ограничиваются указанием на возможную проверку отмывания денег в договорах купли-продажи. Таким образом ответственность переносится на покупателя, который обычно скрывается под подставными лицами или фирмами. Председатель финансового комитета бундестага Алоиз Райнер подчеркивает, что его фракция ХДС/ХСС предлагает расширить следственные полномочия FIU и ввести обязательную ответственность банков, нотариусов и риэлторов за передачу информации о подозрительных сделках этому ведомству.

Как разъяснил Радио Свобода представитель Немецкого федерального банка (Bundesbank), различные методы увода имущества из-под санкций в общем охарактеризовать невозможно. Покупка недвижимости – один из способов сокрытия нелегального капитала. Другой способ – участие в различных инвестиционных фондах или пирамидах из дочерних предприятий и долевого участия в активах. Переплетения фирм и долевого участия в них, которые могли бы стать объектом расследования западных налоговых и правоохранительных органов, почти невозможно распознать. Предприниматели переписывают свои активы на партнёров по бизнесу или родственников, как это было в случае с яхтой Усманова. Они также пытаются использовать инструменты правового государства, подавая иски против конфискации имущества и тем самым либо замедляя её, либо делая практически невозможной.

Отношения собственности или экономические права на имущественные ценности намеренно утаиваются

Существование многочисленных препятствий для применения санкций подтвердила и представительница министерства финансов ФРГ: "Особая трудность заключается в том, что в определённых случаях отношения собственности или экономические права на имущественные ценности намеренно утаиваются, например, путём сложных конструкций различных предприятий, которые находятся за пределами Европы".

С официально зарегистрированным имуществом россиян проблем у германских органов власти не возникает. Однако Конрад Даффи подчёркивает, что, прежде чем конфисковать нажитое незаконным путём имущество, необходимо знать, где и в чьих руках оно находится. Даффи отмечает, что в большинстве случаев трудно определить, что кому принадлежит, так как в федеральном "Реестре прозрачности" до сих пор зияют большие лакуны. С этим соглашается и эксперт Transparency International, профессор экономического права университета Гамбурга Хериберт Хирте, который до 2021 года был заместителем председателя комитета бундестага по праву и защите потребителей.

В ответе на запрос Левой партии правительство ФРГ отвечает, что в 27% записей в реестре до сих пор внесены лишь фиктивные собственники. Профессор Хирте разъяснил Радио Свобода, что существует множество факторов, которые затрудняют конфискацию "грязных денег" из России. По его словам, по-прежнему существуют тысячи возможностей затемнить происхождение капитала. К этому относятся "негласные инвестиции", фирмы недвижимости и различные фонды. Эти сложные структуры в Германии преследуются хуже, чем в других странах. Эксперт также указывает на участие немецких адвокатов в сокрытии точного происхождения средств. Они прикрываются профессиональной тайной и таким образом могут утаивать сведения об отмывании денег.

Представитель организации Steuergerechtigkeit ("Налоговая справедливость") Кристоф Траутфеттер рассказал, что удачных примеров преследования теневого российского капитала в ФРГ почти нет. Лишь один раз благодаря обширной базе данных, составленной журналистами, следователями BKA и прокуратурой Мюнхена, удалось найти баварского адвоката, который помогал инвестировать нелегальные деньги в немецкую недвижимость, и даже временно конфисковать многие объекты. С 2019 года, однако, немецкие органы юстиции ждут информации из России о происхождении денег, противоправное получение которых они должны доказать. "Чтобы начать дело, нужно сначала получить разрешение суда. Это никогда не удаётся, потому что правоохранители вообще не могут определить, против кого и почему они должны вести следствие. Им нужна информация от страны, которая не хочет ей делиться", – разъясняет Траутфеттер.

Пока почти в безопасности. Что грозит имуществу олигархов в Германии

Именно поэтому российские миллиарды в основном остаются сокрытыми в руках финансовых доверителей, на теневых экономических площадках и в больших банках. Как отмечает Хериберт Хирте, "отмывание денег – это так называемое "опосредованное преступление", то есть укрывательство краденого. Вообще-то, укрыватель хуже вора. В Германии существуют различные структуры, которые нуждаются в деньгах и которых не интересует их происхождение". Конрад Даффи также говорит, что, Германия – вожделенное место для тех, кто ищет удобного способа сокрытия нелегального капитала. Эксперт называет четыре фактора, которые притягивают преступников: стабильная экономика, слабый контроль, децентрализация органов преследования, а также несовершенные инструменты следствия. Хотя в скором времени законы должны ужесточиться.

Кто чем владеет, неизвестно

Главный тормоз – это отсутствие информации о принадлежности имущества определённым лицам. Профессор университета города Оснабрюк по уголовному и уголовно-процессуальному праву Арндт Зинн считает, что до сих пор в ФРГ выделяют недостаточно средств для полномасштабного уголовного расследования в отношении нелегальных капиталов. Эксперт Даффи разъясняет: после того, как в 2017 году FIU перешло из подчинения BKA к таможенному ведомству, было значительно сокращено количество персонала. Программное обеспечение этих учреждений далеко не в оптимальном состоянии. Эффективности расследования препятствует и большая неразбериха в структурах правоохранительных органов.

Профессор Зинн говорит, что закон о санкциях предоставляет реальную новую возможность для замораживания капитала. Те, кто причастны к нарушениям прав человека и к захватнической войне в Украине, должны быть выявлены и наказаны. Но, по словам юриста, правовое государство действовать осторожно и не может обойтись без чётких доказательств и улики. "То, что мы действуем с соблюдением права, отличает нас от авторитарных режимов", – подчёркивает Зинн.

Представитель министерства экономики ФРГ отметил в разговоре с Радио Свобода, что в Германии на самом деле нет полной информации о том, "кто каким имуществом располагает". По его словам, все лица, обладающие капиталом на сумму более ста тысяч евро, должны добровольно сообщать об этом в Федеральное управление по экономическим вопросам и экспортному контролю (BAFA) и Немецкий федеральный банк. Но ключевое слово здесь – "добровольно".

То, что мы действуем с соблюдением права, отличает нас от авторитарных режимов

Представитель Федерального банка Германии также подтвердил Радио Свобода, что правоохранительные органы могут устанавливать имущество, подпадающее под санкции, в рамках Закона о внешнеэкономической деятельности, как это произошло в случае с Усмановым. Но, по его словам, составление общего реестра имущества российских граждан в Германии пока не запланировано. Формально российские политики, чиновники и предприниматели должны сами заявлять о своём имуществе в Германии, если оно подпадает под запрет пользования, вытекающий из санкций. Трудно представить, что кто-то из них в здравом уме и твёрдой памяти пойдёт на это.

Представитель НПО "Налоговая справедливость" Кристоф Траутфеттер воодушевлён идеей активистов о выявлении имущества россиян и информировании о нём следственных органов. "Два закона по выполнению санкций предоставляют ведомствам широкие права при подозрении на нарушение санкций. На самом деле есть уполномоченные следователи, которые не знают, с чего начать, и потому просто скучают", – говорит он.

В Германии Усманов ­– пока что единственный пример удавшегося процесса "сверху вниз". В его случае следствию помогли указания банка на подозрительные сделки. После скандала с громадными налоговыми махинациями, выявленными в 2008 году благодаря швейцарскому осведомителю Рудольфу Эльмеру, банки дисциплинированно стараются передавать сведения о клиентах, которые могут заинтересовать фискальные органы. Кроме того, олигарх не смог противостоять искушению легально проживать на своей вилле в Баварии.

В Италии механизмы выявления нелегальных капиталов и имущества более действенны. Так, разъясняет Конрад Даффи, если в Германии борьба с отмыванием денег регулируется уголовным законодательством, то в Италии – гражданским. Поэтому там конфисковать имущество, приобретенное незаконным путём, с помощью нелегальных сделок или "грязных" денег, можно административными мерами. Итальянские налоговики свободны от необходимости запрашивать суды о разрешении на изъятие имущества. В Германии же для этого необходимо уголовное преследование. Более того, если в Италии борьбой с отмыванием денег занимается одно ведомств, то в Германии – целых 14 учреждений!

Жить на "замороженной" вилле можно

Проблему осложняет и то, что следы преступлений ведут в Россию. Одна из берлинских судебных переводчиц рассказала Радио Свобода, как мэр одного российского областного города оформил покупку двух квартир общей стоимостью два миллиона евро. Когда Госдума РФ приняла антикоррупционный закон, он формально развёлся с женой и переписал на неё квартиры. Даже если бы нотариус, скрепивший сделку своей подписью, подал указание на подозрительный "гешефт", вряд ли что-то можно было бы сделать без помощи российской стороны. Ведь именно там могут быть подделаны документы и намеренно скрыты отношения между супругами или родственниками.

Представитель Transparency International профессор Хирте разъясняет: "С помощью закона по выполнению санкций можно многое достичь через раскрытие некоторых публично доступных структур. Однако есть и другие проблемы, например, с установлением идентичности: нельзя полностью доверять иностранным реестрам дат рождения, заключения брака и паспортам. Конечно, это препятствует выявлению преступников, их близких и затрудняет расследование".

Пока почти в безопасности. Что грозит имуществу олигархов в Германии

Закон Евросоюза о санкциях предусматривает замораживание имущества российских военных, политиков, предпринимателей и чиновников, оправдывающих военные действия или способствующих ведению войны в Украине. Россияне, подверженные санкциям ЕС, поимённо обозначены в соответствующих документах – например, здесь приведены имена 893 человек и названия 65 учреждений. Представительница министерства финансов ФРГ разъяснила, что из-за тайны следствия другая информация не разглашается.

По словам Конрада Даффи, для выполнения закона неважно, каким методом приобретено имущество. Вопрос "экономической морали" в этом случае никого не интересует. Важно лишь, в каком отношении к Кремлю находится конкретный человек и как он причастен к развязанной Россией войне. Это касается как депутатов Госдумы, так и российских топ-пропагандистов. Если известно, кому принадлежит имущество, оно будет первым делом заморожено. Это значит, что россияне не смогут пользоваться своими счетами и совершать сделки с недвижимостью или другими материальными ценностями.

Правовед Арндт Зинн разъяснил, что понятие "замораживание" не исключает частного пользования имуществом. В отношении счетов в Германии этот инструмент функционирует довольно хорошо: транзакции с валютой абсолютно исключаются. Однако в отношении недвижимости и яхт применять санкции пока довольно проблематично. Яхты, например, нельзя выводить за пределы Евросоюза, виллы продавать или сдавать в аренду, однако пользоваться ими можно.

Давление на Путина и клептократов должно расти

2 декабря вступил в силу второй закона о выполнении санкций (SDG II). По предложению министра финансов Кристиана Линднера в начале 2023 года будет образовано центральное ведомство, которое займётся установлением и конфискацией подозрительного имущества находящихся под санкциями россиян. Таким образом, все компетенции 16 федеральных земель будут сосредоточены в одном месте. Закон также будет регулировать улучшение "Реестра прозрачности" и выявление экономически ответственных лиц, то есть, тех, кто стоит за покупками и транзакциями. Благодаря второму закону станет также наконец-то возможна конфискация "денежных средств и других экономических ресурсов". Кроме того, будет введён общий запрет на оплату сделок с недвижимостью наличными деньгами.

Пойдут ли российские деньги Украине?

Некоторые эксперты видят панацею в создании новых учреждений. Например, немецкие политологи Андреас Хайнеманн-Грюдер и Николай Митрохин в совместной статье требуют образования "общеевропейских профильных прокуратур, которые будут систематически противодействовать коррупции и отмыванию денег в европейской и глобальной финансовой системе". Профессор Зинн, однако, не видит достаточных оснований для этого. По его словам, существующая европейская прокуратура отстаивает финансовые интересы Евросоюза. Кроме того, подчёркивает правовед, все прокуратуры стран ЕС уже могут сотрудничать друг с другом в Европейской юридической сети (EJN). Они также могут действовать в рамках совместных следственных групп (JITS), которые могут координироваться ведомствами Eurojust и Europol. "Прежде чем основывать новые структуры, надо бы начать использовать уже существующие", – считает Зинн.

Премьер-министр земли Тюрингия Бодо Рамелов (Левая партия) отметил в интервью газете Süddeutsche Zeitung, что "давление на Путина и клептократов должно расти". Политик высказался за безусловное изъятие всех активов олигархов, включая средства на счетах. Правовед Зинн также предлагает прояснить вопрос гарантии права на имущество, которая не может быть безграничной. Это способствовало бы изъятию вилл и яхт, а также денежных средств.

На что может пойти отобранное имущество? Председатель финансового комитета бундестага Алоиз Райнер рассказал, что фракция ХДС/ХСС потребовала от правительства ФРГ проверить, можно ли будет использовать конфискованное имущество для восстановления Украины. Хотя на этот счёт существует политический консенсус, однако пока нет никаких законодательных основ.

В рамках санкций Евросоюза уже заблокировано около 300 миллиардов евро из активов российского Центробанка. Еврокомиссия объявила о том, что собирается использовать эти деньги для того, чтобы заставить Россию платить репарации после войны. Средства будут освобождены только после подписания мирного соглашения, которое будет включать репарационные выплаты, прозвучало из Брюсселя. Москва, однако, заявила, что в случае конфискации имущества россиян или российского государства она примет ответные меры.

Поделиться в соц сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

0 комментариев
scroll to top