Закрыть

Шоу «Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным»

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

  Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

Недогулявший на фронте Игорь Гиркин (Стрелков) обрушивается с бешеной, практически оскорбительной критикой на военное руководство РФ. Каждое из его обвинений легко бы легло под статью о "фейках", если бы их озвучивал российский либерал. Но Гиркин не либерал. Его не трогают. Но реагировать вроде надо. Тогда включают "фактор Соловьева". О том, что стоит за их полемикой, и действительно ли это полемика, а не ее имитация – Павел Каныгин, Роман Цимбалюк, Геннадий Гудков, Давид Шарп. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Вы, конечно, помните, что сначала мы долго его искали, куда же подевался Игорь Иванович Стрелков (Гиркин), который вроде бы отправился на фронт и сгинул в неизвестном направлении. Потеряли. Нашелся, наговорил на много бочек уголовных статей. Сидим и ждем реакции. Как-то вроде никто и не реагирует, в тюрьму его не тащит, только Владимир Соловьев отдувался за всех. Но сначала мы с нашими гостями обсудим то, что именно наговорил Стрелков (Гиркин).

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

Гиркин вернулся с фронта недовольным

Елена Рыковцева: Мы, конечно, не можем не описать контекст, в котором это говорится. Давайте честно скажем: это не то что он прозрел – давайте прекращать войну, вы плохо воюете. Нет, он говорит, что нужно исправлять имеющиеся недостатки, чтобы добивать врага, доводить эту историю войны до победного конца. Он говорит, что, если мы не победим, нас победят американцы, которые войдут на нашу территорию и превратят нас в рабов; мы сейчас воюем за свою свободу, за независимость от Америки. Весь вопрос в том, насколько его страхует вся эта мишура, которой он обрамляет свои тексты по поводу тупого министра обороны. Действительно ли она его страхует?

Режим усвоил, что нельзя подпускать Гиркина близко к таким мероприятиям, там он быстро напитывается популярностью

С нами на связи Павел Каныгин. Это ваш давний герой, вы его знаете как облупленного на протяжении многих лет, начиная с 2014 года. Скажите, что вы в нем замечаете нового? Что за эволюция у этого персонажа? И новое ли то, с чем он сейчас выступает?

Павел Каныгин: Кажется, что Гиркин готовит себя к какой-то политической карьере. Я просто уверен, что он прекрасно отдает себе отчет, что его будущее может быть очень даже для него ярким. Потому что власть в России шатается – это видно, и, судя по всему, если этот режим не выдержит, падет, то будет спрос на еще более ярых, еще более радикальных, еще более фашиствующих лидеров, каким, конечно, Гиркин себя и представляет, не скрываясь: такой оголтелый людоед, сталинист, фашист. Он намерен предложить себя на роль одного из лидеров, по крайней мере. Его шаги полностью направлены на то, чтобы ускорить этот процесс. Он ездил на так называемый фронт, мы не знаем, насколько он был близко к линии фронта, но то, что он туда поехал, – это тоже политический шаг для укрепления имиджа того самого Стрелкова, который в 2014 году захватывал украинские города.

Конечно, российский режим усвоил, что нельзя подпускать Гиркина близко к таким мероприятиям, потому что там он быстро невероятным образом напитывается популярностью, которую затем использует. Власть этого не хочет, но и устранять его не собирается, потому что в какой-то степени он оттягивает на себя недовольные голоса. Все-таки он звучит крамольно, но не переходит определенных границ. Гиркин не дурак, он прекрасно понимает, что его жизнь в руках тех людей, которые могут ее решить очень быстро, как решали в 2014–15 годах на Донбассе: люди странным образом умирали, странным образом происходили какие-то несчастные случаи. Гиркин в шаге от этого, но этот шаг не делает, потому что не дурак, понимает, фильтрует базар.

Кажется, что Гиркин готовит себя к какой-то политической карьере. Он звучит крамольно, но не переходит определенных границ

Елена Рыковцева: Мы уже прочитали в телеграм-канале Brief (это громовский ресурс, кто не в курсе), что он готовит себя на роль политической персоны, депутата Государственной думы. Это его история или это чья-то история, кто-то эту фигуру, как куклу, хочет куда-то посадить?

Павел Каныгин: Наверное, есть какие-то соображения, раз этот человек до сих пор жив-здоров. Я нисколько не желаю его здоровью ничего плохого, наоборот, желаю ему дожить до суда. То, что кто-то использует его для того, чтобы таким образом как-то контролировать эту ядерную реакцию, наверное, возможно. Депутат – для него в данной ситуации совершенно славная, совершенно космическая карьера, я думаю, он будет счастлив без задних ног, если ему это действительно обломится.

Этот человек понимает, что допустимо, он все-таки действует в рамках определенного допустимого дискурса. Да, он жутко ругает министров, да, он раньше проклинал Суркова, да, он даже немножечко пощипывал Путина, но все равно не переходил определенной черты. Конечно, это оттягивание какого-то фашистского протеста, тех радикалов, которые требуют еще большей крови, вроде бы он озвучивает их чаяния, канализирует их, наверное, кто-то в администрации думает, что это может пригодиться в будущем, когда все пойдет по страшному неприятному сценарию и можно будет как-то договориться. Я лично считаю, что Гиркин не из тех, с кем можно будет договариваться. Я думаю, Гиркин до поры до времени прекрасно знает, что нужно себя вести так, но чем слабее будет власть, тем голоса таких, как он, будут все более радикальными, все менее будут считаться с окриками из Администрации президента или из каких-то других мест, где сейчас заправляют внутренней политикой.

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

Елена Рыковцева: С нами Роман Цимбалюк. Я не устаю напоминать нашим слушателям – когда начались проблемы у радиостанции "Эхо Москвы", когда Путин начал их гнобить… Они дали по радио опрос: если бы завтра состоялись выборы и было бы два кандидата – Стрелков и Путин, за кого бы вы проголосовали? – тогда Стрелков с большим перевесом выиграл у Путина, и с этого момента начались неприятности. Сегодня этот человек, которого действительно, видимо, держат на поводке, понимая, что он как-то быстро набирает популярность, его держат на расстоянии от трибун, но он все-таки находит трибуны, чтобы заявить, что министр обороны РФ – идиот. Он говорит это публично, и никто его не трогает. Что вы думаете обо всех этих его эскападах и об отсутствии реакции на них?

Роман Цимбалюк: Я прекрасно помню этот опрос "Эха Москвы". Он был произведен после того, как в 2014 году в центре российской столицы возле главной московской мечети проходил митинг, на котором орали: "Путин, введи войска! Стрелкова в президенты!" Российские фашисты, которых тогда было не так много, еще держали баннеры "Стрелков наш президент", что-то типа "Сжечь "Эхо Москвы!". Очевидно, "Эхо Москвы" решили пошутить и сделали соответствующий опрос. Действительно, после этого из оккупированного уже на тот момент Донецка Гиркина отозвали, он превратился в блогера-террориста. На самом деле сегодня российский гражданин должен брать с него пример: приехал, посмотрел, что могут убить, собрал вещи и уехал в Москву. Если так сделают 300 тысяч человек, которые сейчас находятся на украинской территории, всем от этого будет лучше, им – в первую очередь.

Российский гражданин должен брать пример с Гиркина: приехал на фронт, посмотрел, что могут убить, и уехал в Москву

Что касается вашего вопроса, дело в том, что Гиркин не просто парень, он подполковник или полковник ФСБ. Заметьте, все это время он критикует исключительно военных. Есть мнение, что Путина убеждали в том, что его тут будут встречать с цветами, как раз представители ФСБ, Первая служба, какой-то генерал-полковник Беседа и другие товарищи, которые активно осваивали нефтедоллары на украинской теме, потому что эти деньги были неподотчетны. Сейчас он почему-то критикует исключительно военных. Само решение, как мне кажется, принималось на сумме предложений всех силовых структур. ФСБ входит в ближний круг Владимира Путина, поэтому это попахивает тем, что крайним хотят сделать Сергея Шойгу, хотя мне лично всегда нравились танковые биатлоны. Если бы они продолжали играть в такие танки, как до этого, то гляди, и не было бы у нас и трофеев в таком количестве, и сожженных вместе с экипажами российских танков. Но, как говорится, это было не наше решение.

Елена Рыковцева: То есть такой министр обороны вам нужен?

Роман Цимбалюк: Коррупция российской армии – это главный союзник Украины. В данном случае мы категорически не согласны с позицией российской оппозиции, которая хочет бороться с коррупцией в армии и других силовых структурах. Если бы не было коррупции, вы представляете, что бы они устроили? Они бы здесь убили в разы больше детей, женщин и мужчин, разрушили бы больше городов, улиц и так далее. Сам факт разрушения этого мифа о "второй армии мира", конечно, многих расстраивает, Гиркина в том числе. Мы ему сочувствуем. Но все же, если российская группировка каким-то образом уберется, то лучше от этого будет всем. Я думаю, даже солдатам НАТО не придется идти в Россию, потому что Россия и так поставит все, что нужно, на мировые рынки.

Елена Рыковцева: Следующий кандидат от оппозиции пойдет под лозунгом "Все на борьбу за коррупцию".

С нами на связи Геннадий Гудков. Похоже ли на правду то, что говорит Роман и коллеги: что это орудие, он не сам по себе, он никакой не одиночка, это организация под названием ФСБ, которая просто вышибает руководство Минобороны, пытается, перевалив на них свой грех плохого информирования Путина, замазать свою вину?

Коррупция российской армии – это главный союзник Украины

Геннадий Гудков: Я начну с последнего замечания Романа (я понимаю, что это на уровне стеба, но тем не менее). Если бы российская оппозиция боролась бы и победила коррупцию, то никакой войны вообще не было бы. Потому что смысл этой власти в коррупции, а война – это только одна причина, попытка удержать власть любыми способами, в том числе этим ура-патриотизмом, новыми захватами и так далее.

Что касается Гиркина, я, конечно, не его летописец, но у меня лично мнение, что Гиркин, обученный правильному поведению, присягнул Путину. Я слышал другие его высказывания. Я невнимательно слежу за его титанической работой, но он был довольно идейным, поэтому критиковал всех подряд, включая Путина. Долгое время он пребывал в каких-то подвалах, полуподвалах, был период безденежья, когда он довольно жестко критиковал Путина в ходе этой войны – я это очень неплохо помню. Я не знаю, где он был, в каком исправительно-воспитательном процессе находился, но думаю, что он присягнул Путину.

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

В Кремле отрабатывается несколько вариантов. Первый: мы побеждаем, все хорошо, мир бросает Украину один на один, перестает ей помогать. В Китае революция, в Америке революция, Европейский союз разваливается (я утрирую, на уровне стеба), ура, мы побеждаем. Вариант Б: получаем по морде, выходим с Украины, и надо на кого-то списать все грехи. У нас же солнцеподобный великий обнуленный сидит в бункере, на него нельзя списывать, он сам не велит это делать. Значит, нужно готовить общественное мнение к тому, что есть мерзавцы, негодяи и подлецы, которые во всем виноваты. Все эти генералы, начиная с Шойгу. Нужно сделать так, чтобы сначала их облаяли цепные псы типа Пригожина и Кадырова, потом выступили какие-то наши пропагандоны типа Соловьева и прочих, призвали стреляться со стыда всех тех, которые обманули великого верховного главнокомандующего в его намерениях, планах и ожиданиях. А теперь со стороны критики радикально-отмороженного крыла тут и Гиркин.

Обратите внимание на его риторику. Раньше он сильно задевал Путина в своих замечаниях, говорил: что там за верховный главнокомандующий, пусть он проявит волю или признается в своей неспособности чем-либо руководить. А сейчас – "все подвели Путина, тупой министр, тупые, бездарные генералы, они и есть причина того, что принято неправильное решение". Я думаю, он за это время хорошо поумнел. Видимо, ему нарисовали перспективу, и он выбрал вариант служения Путину, присягнул ему и сейчас выполняет задачу, которую ставит перед ним Путин, – наверное, при поддержке того же Патрушева, при поддержке ФСБ.

Смысл этой власти в коррупции, а война – это попытка удержать власть любыми способами, в том числе ура-патриотизмом, новыми захватами

ФСБ – это инструмент сведения счетов Путина с генералами. Он скажет, что они все это затеяли, все провалили, ФСБ тут же найдет коррупцию, злоупотребление государственным положением, шпионаж, предательство родины, и пойдут генералы в расход по большому счету. Наверное, вариант Б тоже сейчас готовится. Путин пока, видимо, не уверен, что пора включать этот вариант. Я думаю, Гиркин сейчас в мейнстриме – подготавливать общественное мнение к тому, что есть козлы отпущения, и некоторых он называет поименно.

Елена Рыковцева: С нами на связи Давид Шарп, военный эксперт. Я бы очень хотела услышать от вас оценку оценок Стрелкова (Гиркина) именно военных, провалов российской армии. Это точно, это верно, или пустая болтовня?

Давид Шарп: Во многих оценках Стрелкова есть или доля истины или очень заметная доля истины. Желательно, конечно, каждую конкретную его оценку проанализировать, разбить на компоненты, ответить, да или нет. Например, оценка Стрелкова, что министр обороны Шойгу… Я не буду вдаваться в упомянутые эпитеты, которые у меня вызывают ассоциации с мультфильмом "Маугли", когда питону Ка рассказывали, как его именуют бандерлоги. Если в общих чертах говорить о компетентности Шойгу как министра обороны, то я согласен: хорошим министром обороны Шойгу никак нельзя назвать.

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

Елена Рыковцева: Например, вы слышали, операция по Изюму – он считает, что это тупость на тупости и так далее.

Давид Шарп: Наступление украинских вооруженных сил на Изюм, его результаты – это безусловный провал российского командования, причем на самом высоком уровне. Детали, которые говорит Стрелков, что там сидело 17 батальонных групп, но они не двинулись, – тут я не могу спорить, прав он или нет, но в общих чертах это абсолютно провальная операция. Российское командование должно было заранее предвидеть эту угрозу, технические возможности у него были. А если оно предвидело, но не приняло мер (я имею в виду сокращение линии фронта, инициативное отступление, создание более прочной линии обороны и так далее), то это ужасный провал. Если же оно упустило саму по себе такую возможность украинского наступления, то это, может быть, еще хуже. В любом случае это крайне неудачные действия российского командования на высоком уровне, которое допустило такое развитие событий. Кроме оставления территорий российская армия понесла огромные потери, в том числе оставила украинцам исправную технику на несколько батальонных групп. Я думаю, изюмская операция с российской стороны крайне провальная, тут у меня нет разногласий со Стрелковым.

Нельзя сказать, что Гиркин почти всегда прав или абсолютно честен, но он любопытный источник

Елена Рыковцева: Правильно я вас понимаю, что концептуально к его оценкам можно прислушиваться?

Давид Шарп: Надо понимать, что он человек идейный, он действует в той или иной связке с ФСБ. Если ему надо будет, он посчитает, что для дела нужно, он соврет, в некоторых вещах он, естественно, ошибается, в некоторых вещах он не информирован достаточно. Наконец, есть момент, насколько и что ему санкционируют. Все эти факторы нужно учитывать. Я более-менее слежу за его "творчеством" во время войны. Стрелков – это один из маркеров того, что происходит. Его комментарии и оценки вполне могут совпадать с тем, что есть на самом деле. Говорить, что он почти всегда прав или абсолютно честен, безусловно, нельзя, необходимо фильтровать. Но он любопытный источник.

Елена Рыковцева: Я бы предложила посмотреть единственную историю наезда на слова Гиркина, который, казалось бы, подставился, которого, казалось бы, должны были заклевать со всех сторон, но только один солдат очень странно встал на защиту интересов министра обороны, решений Министерства обороны РФ – это Владимир Соловьев. Смотрим сюжет.

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

Гиркин и Соловьев обменялись любезностями

Елена Рыковцева: Роман, обратили ли вы внимание на то, что Владимир

Гиркин – один из немногих, кто, находясь в Москве, может критиковать российскую власть, ход войны против Украины

Соловьев совершенно нигде не спорил с тем, о чем говорил Стрелков? Он вообще не поднимал вопроса: да как же он оклеветал нашу армию, нашу замечательную военную операцию, нашего министра обороны? Он, как будто бы для галочки отметившись: ты сам-то что не воюешь? – ни разу нигде не упомянул, о чем же, собственно, говорил Стрелков, с которым он вроде бы пытался сцепиться, а ведь не сцепился.

Роман Цимбалюк: Нужно начать с того, почему и откуда такая популярность у Игоря Ивановича, российского террориста. Он один из немногих людей на всю большую Российскую Федерацию, который, находясь в Москве, может абсолютно четко критиковать российскую власть, ход российской войны против Украины. Нужно сказать прямо: вещи, сказанные им публично, в конечном итоге были признаны, приняты верховным главнокомандующим российской армии, то есть Владимиром Путиным, в частности, мобилизация и масса других моментов, касающихся войны. Его прогнозы в части отступления частенько сбывались, это касается киевского направления и далее по фронту, до Херсона включительно. Когда спорят два таких мастодонта, конечно же, хочется каким-то образом подумать, что Гиркин же прав.

Я единственное добавлю: когда он критикует российское военное командование по поводу Изюма, тут надо смотреть немножко шире. Каким-то чудесным образом в Харьковской области проходит аммиакопровод из города Тольятти в город Одессу, и после отступления российских военнослужащих Владимир Путин лично с господином Мазепиным обсуждали вопрос, как же это им было бы неплохо запустить работу этого транспортного средства и перечислять деньги американским компаниям. Тут он, наверное, смотрел немножечко дальше.

Если говорить, где был Гиркин и ловили ли его, то на самом деле он заявляет, что он был в районе Сватово. Этот населенный пункт еще не освобожден, но что-то мне подсказывает, что в войне с такой интенсивностью едва ли украинские военные будут выбирать в прицеле, Гиркин или нет, тем более если он был на дистанции выстрела. Хотя артиллерия и другие средства поражения, наверное, могли справиться. На этот раз ему повезло. За его голову в Украине даже объявили награду, не такую большую, как в 2014 году, буквально несколько сотен тысяч. Но в принципе, если бы кто-то поймал Игоря Ивановича, провел бы, допустим, аукцион на тему того, кто даст больше в пользу ВСУ, то, я думаю, можно было бы нормально на нем заработать. В 2014 году голова такого деятеля, как Царев, стоила один миллион долларов, а сейчас эта голова уже девальвировалась. Здесь тоже могут быть нюансы, тут надо брать прямо сейчас.

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

Елена Рыковцева: Геннадий, допускаете ли вы хоть на один процент вероятность такого рода дебатов с учетом крайне формального подхода Владимира Соловьева к тому, что сказал Гиркин? О чем они могут спорить на публичных дебатах, если даже заочно он абсолютно ничего ему не противопоставил?

Геннадий Гудков: Это не от Соловьева зависит, будут эти дебаты или нет, это зависит от Кремля. Скомандуют – будут дебаты, не скомандуют – он будет прятаться. Владимир Рудольфович неглупый парень, он понимает, что надо делать, на кого работать, как отрабатывать те коврижки, те серебреники, которые он получает за свою совесть. Я-то его знаю с тех пор, когда у него еще была совесть, мы с ним даже были в очень приятельских отношениях. Соловьев – рупор, может, не глупый, не бесталанный, но рупор Кремля: что скажут, то и озвучит. Поэтому это не Соловьев решает, а решает Песков и те люди, которые кукловодят в стране.

Елена Рыковцева: Мне кажется, если ему скажут идти на дебаты, а он сочтет, что не потянет эти дебаты, он не пойдет.

Соловьев – рупор, может, не глупый, не бесталанный, но рупор Кремля: что скажут, то и озвучит

Геннадий Гудков: Ну что вы, он возьмет артистизмом, будет кидаться микрофоном, обливаться соком или еще чем-нибудь. Вы просто не знаете нынешнего Соловьева. Мне кажется, я его больше понимаю, чем вы.

Елена Рыковцева: Вы дебаты Навального с Гиркиным смотрели подробно?

Геннадий Гудков: Нет, не смотрел, но знаю, что они были.

Елена Рыковцева: Это очень большой вопрос. При всей его харизме и умении говорить, я не могу назвать победителем этих дебатов Алексея Навального.

Геннадий Гудков: Мы сейчас не говорим о том, что кто-то добровольно идет на дебаты. Я не исключаю, что Гиркин сейчас тоже как кукла (может быть, кукла Патрушева), а Соловьев – кукла Пескова, просто у них разные кукловоды, но это все равно люди зависимые, подневольные. Я же сказал: я вижу, что он присягнул власти. Я помню, когда Гиркин был независимым от власти, не выбирал фамилий, должностей и званий, кого ему надо критиковать. А сейчас он тщательно обходит Путина, критикует Шойгу, которого сейчас не критикует только ленивый, критикует Генштаб, правда, сильно не называя фамилию Герасимова. Я считаю, что это люди подневольные, управляемые, и если им скажут вести дебаты, то они договорятся, кто как кого должен "замочить", с каким перевесом.

Елена Рыковцева: Давид, считаете ли вы случайным, что Владимир Соловьев не стал говорить по существу, ругаться, скандалить или обзываться по существу того, о чем говорил Гиркин?

Давид Шарп: Это просто такой ораторский дискуссионный демагогический примем. Когда есть проблемы с тем, чтобы поспорить по существу вопроса или опровергнуть оппонента, желательно атаковать его лично. Собственно, это мы и наблюдали: в свойственной ему агрессивной форме он подверг личность самого Гиркина всяческим нападкам. Такой специфический дискуссионный прием, который может вызвать впечатление, что Соловьев прав и он побеждает. То есть задача была – очернить того, кто очерняет власть, министров, армию. Была ли это инициатива Соловьева, или ему сказали? Я склонен считать, что ему дали указание так выступить.

Гиркин сейчас тоже как кукла (может быть, кукла Патрушева), а Соловьев – кукла Пескова, просто у них разные кукловоды

Елена Рыковцева: Надо же как-то обозначить отношение, вот и обозначили.

Давид Шарп: Безусловно, обозначили. Такое часто происходит в разного рода публичных дискуссиях.

Елена Рыковцева: Мы сейчас посмотрим опрос, проведенный сегодня на московских улицах: согласны ли московские прохожие с оценками военных действий, которые делает Стрелков (Гиркин).

Шоу "Воскресный вечер с Соловьевым-Гиркиным"

Согласны ли вы с оценками хода боевых действий Стрелкова-Гиркина?

Елена Рыковцева: Роман, я бы попросила вас оценить результаты этого опроса с той точки зрения, что ему, наверное, было бы выгодно выйти на дебаты с известным пропагандистом Соловьевым, но, может быть, это и есть одна из причин, по которой он никогда не получит эту трибуну, чтобы эти люди не стали знать о нем лучше и вспоминать о нем чаще?

У нас Гиркин сейчас мегапопулярен потому, что он единственный из всей большой России предсказывает поражение российской армии

Роман Цимбалюк: По-моему, прекрасна формулировка "творчество Гиркина"! Это человек, который лично отдал приказы осуществлять внесудебные казни, – наверное, в современных российских реалиях это может быть творчеством.

Если говорить о дебатах, я тут вспомнил: Алексей Навальный перед тем, как его посадили, хотел поучаствовать в дебатах с Марией Захаровой. Маша согласилась, а потом в самый последний момент спрыгнула с этого. Технологически это одна и та же ситуация: если ты, представитель власти, дебатируешь с представителем оппозиции, то, соответственно, ты признаешь сам факт существования оппозиции, а в российских реалиях это невозможно. И здесь точно то же самое. Пока Гиркин будет оставаться интеллектуалом-террористом для узкого круга людей, которые читают Телеграм, смотрят YouTube-канал… У нас Гиркин сейчас мегапопулярен как раз по той причине, что он единственный из всей большой России предсказывает поражение российской армии: конечно, это не может нас не радовать.

Единственное, что хочется дополнить в его размышлениях о том, что надо делать то, надо делать другое, как воевать, мобилизацию надо больше и больше. Кстати, после того, как он выступал за мобилизацию, а потом Путин ее объявил, у него было короткое окно возможностей, его включал московский канал "360", он очень этим гордился (некоторые московские площадки для пресс-конференций), выступал там и говорил, что нужно мобилизовать еще больше солдат, миллион или даже больше. Его самая главная ошибка в том, что российский солдат, может быть, и неплохой, но он действительно не понимает, за что его здесь убивают и за что он должен убивать других, кроме стиральной машины, конечно, а это так себе мотивация. У большой России нет возможностей захватить Украину, нет соответствующих сил. Можно уничтожить несколько городов вместе с жителями, преимущественно русскоязычными, но не более того.

Елена Рыковцева: Тут надо сказать одну вполне трезвую вещь. Одновременно с этими оптимистическими для украинской армии, для украинцев оценками Игоря Гиркина, что все плохо, "мы не победим с таким руководством", сегодня в "Экономисте" выходит интервью Валерия Залужного, который командует украинской армией, и к сожалению, там есть грустные вещи. Например, отвечая на вопрос "что вы думаете о мобилизации в России?", он говорит: "Русская мобилизация сработала. Неправда, что их проблемы настолько ужасны, что эти люди не будут бороться, они будут. Царь велел им идти на войну, и они идут на войну. Я изучал историю двух чеченских войн, там было то же самое. Они могут быть не так хорошо оснащены, но все равно представляют для нас проблему. По нашим оценкам, у них есть резерв в 1,2-1,5 миллиона человек. Русские готовят около 200 тысяч свежих солдат. Я не сомневаюсь, что у них будет еще одна попытка в Киеве. …Наша вторая стратегическая задача – подготовиться к этой войне, которая может произойти в феврале, чтобы иметь возможность вести войну свежими силами и резервами. Наши войска сейчас все завязаны в боях, они истекают кровью и скрепляются исключительно мужеством, героизмом и умением их командиров держать ситуацию под контролем".

Конечно, хотелось бы услышать что-то более оптимистичное, но пока он считает, что эта мобилизация дает свои результаты, что может быть мобилизовано больше и они уже не так не мотивированы, как кажется.

У большой России нет возможностей захватить Украину, нет соответствующих сил

Давид Шарп: Валерий Залужный, конечно же, обязан избегать шапкозакидательских настроений. В то же время он, естественно, не выдает военных тайн, он должен учитывать элементы информационного поля. Все его высказывания – это часть информационной войны против России, это абсолютно нормально. Мобилизация, безусловно, сыграла свою роль для России, эта роль частично положительная. Естественно, мобилизованные далеко не так боеспособны, как это было бы необходимо для российской армии. Однако российской армии перед мобилизацией категорически не хватало количества солдат, и мобилизация, хоть и при низком КПД новых военных и частей, которые из них создаются, тем не менее, безусловно, закрыла кое-какие дыры (я имею в виду сугубо плотность на линии фронта).

Говоря о 200 тысячах готовящихся солдат, он, как я понимаю, подразумевает как часть мобилизованных, так и солдат срочной службы, которые закончат срочную, перейдут в разряд контрактников или мобилизованных, отдельных добровольцев. 200 тысяч – это относительно имеющийся потенциал. Их готовят, соответственно, их уровень будет не то что нулевой, их в той или иной мере оснастят техникой, ими разбавят части, которые сейчас восстанавливают боеготовность. Это дает определенный эффект. Однако надо помнить о КПД, который у этих людей в самом деле невысок. Кстати, он заметил очень важный момент: отсутствие мотивации – это не значит, что люди не будут воевать. На протяжении истории войн очень часто воевали немотивированные, но желание выжить и то, что человек, даже не умеющий, по ходу войны, безусловно, учится, – все это показывает, что даже не особо мотивированные, совсем немотивированные могут представлять определенную силу.

Однако господин Залужный, на мой взгляд, кое в чем сгущает краски. Я склонен считать, что это именно демонстративная попытка отказаться от шапкозакидательских настроений, и с его стороны это, по всей видимости, верный ход. Безусловно, Россия по-прежнему представляет серьезнейшую опасность для Украины. Насчет наступления на Киев в видимой перспективе я ничего не могу сказать в том смысле, что оно абсолютно не предвидится, а в сильно отдаленной перспективе это слишком далеко для прогнозов. Я бы не назвал пессимистичным интервью Залужного, просто надо смотреть на него в правильном ракурсе: то, что может себе позволить командующий ВСУ, и то, что он должен позволять себе в публичном пространстве.

Елена Рыковцева: Я прочитаю еще две цитаты: "Как и во время Второй мировой войны, я не сомневаюсь, что, скорее всего, за Уралом готовят новые ресурсы, они на 100% будут готовы. Боеприпасы готовятся. Это уже будут не те ресурсы, которые могли быть за два года перемирия, это будет паршиво, боевой потенциал будет очень низким. Даже если он наберет в армию еще миллион человек, чтобы бросать трупы, как это сделал Жуков, это не принесет желаемый результат в любом случае… Но они параллельно работают над другой задачей, делают все возможное. Вы видите бои вдоль 1500-километровой линии фронта, где-то более интенсивно, где-то менее интенсивно, но они сковывают наши войска, чтобы не дать перегруппироваться. То, что они сейчас упорно борются, – это, конечно, очень плохо. Это не решение стратегической проблемы – это просто изматывает вооруженные силы Украины… Я знаю, что могу победить этого врага, но мне нужны ресурсы, мне нужно 300 танков, 600-700 БМП, 500 гаубиц, тогда, думаю, вполне реально выйти на рубежи 23 февраля, но я не могу это сделать с двумя бригадами".

Геннадий, как вы считаете, для чего интервью с такими оценками?

Геннадий Гудков: Это сигнал, обращенный больше всего к Западу, что надо помогать оружием, давать больше оружия, тогда будет конкретный результат, иначе вся половинчатая помощь, которая оказывается, не принесет желаемого результата, а желаемый результат – это завершение войны победой Украины. Что касается мобилизованных… Путин войну проиграл. Он и его генералы это понимают, это вопрос времени, но вот какого времени – за это они поборются. Все эти мобилизованные, развернутый военно-оборонный комплекс, который работает в три смены, выпускает смертоносное оружие, безусловно, не современное, может быть, недостаточно точное, недостаточно эффективное, но, тем не менее, оно убивает.

Путин войну проиграл. Он и его генералы это понимают, это вопрос времени, но вот какого времени – за это они поборются

У Путина задача одна – бросать в бой новое пушечное мясо, бросать то, что они успевают производить, для затягивания вооруженного конфликта на неограниченно долгое время. Это, с одной стороны, хорошо, потому что это исключает возможность применения ядерного оружия, раз он исповедует эту тактику, а с другой стороны, это, конечно, удлинение срока войны, это испытание для Украины, испытание для Запада, испытание для всех. Возьмем просто грубую арифметику: украинцы за десять месяцев войны перемололи, грубо говоря, сто тысяч человек – безвозвратные потери. Вопрос: если Путин бросает в бой сто тысяч, сколько еще времени потребуется украинским войскам, уже имеющим преимущество, боевой опыт и так далее, чтобы перемолоть сто тысяч? Путин рассчитывает затягивать войну в надежде на какие-то радикальные перемены в мире, которые позволят ему выскочить из того позорного угла, куда он сам себя загнал.

ВИДЕО

Поделиться в соц сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

0 комментариев
scroll to top