Закрыть

Спутник пропаганды: как французская компания Eutelsat обеспечивает вещание российских госканалов

Спутник пропаганды: как французская компания Eutelsat обеспечивает вещание российских госканалов

Спутник пропаганды: как французская компания Eutelsat обеспечивает вещание российских госканалов

Правозащитная организация «Репортеры без границ» (RSF) обжаловала отказ французского государственного регулятора телерадиовещания (ARCOM) запретить французскому спутниковому оператору Eutelsat ретранслировать в Европе российские госканалы. Жалоба RSF основана на досье «Комитета Дени Дидро», который с первых месяцев войны требует от Eutelsat прекратить свою деятельность в России. Русская служба RFI поговорила с бельгийским исследователем Андре Ланжем, со-основателем «Комитета Дени Дидро», о роли Франции в распространении российской военной пропаганды.

Крупнейший в Европе спутниковый оператор Eutelsat продолжает обеспечивать прием российских телеканалов для 15 миллионов домохозяйств в России через свои спутники. Региональным директором Eutelsat и главой ООО «Евтелсат Рус» является Николай Орлов, сын бывшего посла России в Париже Александра Орлова. Eutelsat в частности работает с российскими сервисами спутникового телевидения «НТВ+» и «Триколор», которые обеспечивают ретрансляцию российских государственных телеканалов. При этом «НТВ+» и «Триколор» исключили из своих пакетов восемь международных новостных каналов, в том числе BBC World, CNN, Deutsche Welle, русскоязычную версию Euronews, а также французские France 24 и TV5 Monde. 

На протяжении нескольких месяцев «Репортеры без границ» и ассоциация «Комитет Дени Дидро» добиваются от Eutelsat прекращения сотрудничества с российскими операторами спутникового телевидения «НТВ+» и «Триколор», ретранслирующими российские государственные телеканалы, которые пропагандируют войну. Спутниковый оператор Eutelsat, мажоритарный пакет акций которого (22%) принадлежит французскому государству, прекращать работу в России отказывается, ссылаясь на «принцип нейтралитета» и перекладывая ответственность за содержание ретранслируемых каналов на «национальные регулирующие органы».

После отказа Eutelsat добровольно уйти с российского рынка правозащитники обратились в Управление по регулированию аудиовизуальных и цифровых коммуникаций (ARCOM) — французский госрегулятор телерадиовещания — с требованием запретить Eutelsat ретрансляцию в Евросоюзе трех российских телеканалов («Россия 1», «Первый канал» и НТВ) за распространение комментариев «разжигающих ненависть и призывающих к насилию в отношении украинского населения […], вплоть до призывов к геноциду». Ранее ARCOM уже запретил вещание в Евросоюзе российским телеканалам RT и «НТВ-Мир».

В этот раз ARCOM отказался вмешиваться в работу Eutelsat, сославшись на «очень ограниченное» количество граждан ЕС, имеющих доступ к ретранслируемым российским каналам. Однако, по мнению правозащитников, эти аргументы не выдерживают критики. Во-первых, поскольку российские каналы доступны, в частности, в странах Балтии, то есть на территории Евросоюза. А во-вторых, компания использует французские спутниковые мощности — соответственно, на нее распространяется компетенция ARCOM.

В качестве последней инстанции «Репортеры без границ» обратились в Государственный совет Франции — высшую судебную инстанцию по административным делам — с просьбой признать срочность приостановки решения ARCOM и объявить его незаконным: с целью заставить ARCOM пересмотреть его. «Отказ ARCOM заняться важнейшими вопросами борьбы с пропагандой и поддержки журналистики в высшей степени прискорбен, — заявил генеральный секретарь RSF Кристоф Делуар, — RSF просит Государственный совет признать это незаконным. Мы живем в эпоху гибридной войны. Следует ли считать, что Eutelsat примкнул к тем, кто на ней наживается? Тот, кто не хочет видеть, хуже слепого».

Андре Ланж: «Недопустимо, чтобы французская компания способствовала вещанию этих каналов на Россию и другие страны» 

Одним из инициаторов общественной кампании против сотрудничества Eutelsat с российским государством стал бельгийский исследователь в области коммуникаций Андре Ланж (André Lange), бывший глава отдела «Европейской аудиовизуальной обсерватории» при Совете Европы и со-основатель «Комитета Дени Дидро». В интервью Русской службе RFI он рассказал, почему Eutelsat так держится за российский рынок, какова роль Франции в распространении российской пропаганды и как европейцы недооценивают уровень ненависти на российском телевидении.

Андре Ланж: Мы запустили нашу кампанию против присутствия российских пропагандистских каналов на спутниках, управляемых французской компанией Eutelsat, в которой французское государство является основным акционером и регулятором. И Eutelsat обеспечивает вещание двух российских платформ платного телевидения «Триколор» и «НТВ+», которые, в свою очередь, ретранслируют около 330 телеканалов на 15 млн домохозяйств в России. И среди этих каналов есть все пропагандистские каналы режима, в частности, три основных канала: «Россия 1», «Первый канал» и НТВ, которые больше остальных занимаются пропагандой режима.

Когда мы говорим «пропаганда» — это не просто изложение путинских тезисов о международной политике. Это настоящие призывы к геноциду украинского народа: когда вам объясняют, что инфраструктура Украины должна быть разрушена, чтобы вынудить 20 миллионов украинцев эмигрировать. Это призывы убивать европейских лидеров, которые приезжают в Киев, убивать журналистов. Это демонстрация принудительных допросов военнопленных, что противоречит Женевской конвенции. Это оправдание и восхваление депортации украинских детей в Россию. То есть целый ряд угроз, заявлений, подстрекательств, противоречащих основным правам человека. Так что тут речь не только о том, чтобы сказать, что есть дезинформация, представление «альтернативной пропаганды». Нет, речь идет о том, что на этих каналах говорят недопустимые вещи, и недопустимо, чтобы французская компания способствовала вещанию этих каналов на Россию и на другие страны.

Клиенты Eutelsat продают свои услуги на оккупированных территориях Украины, что совершенно незаконно. А еще есть серый рынок в странах Балтии, то есть в трех государствах Евросоюза.

Когда мы говорим пропаганда — это не просто изложение путинских тезисов о международной политике, это настоящие призывы к геноциду украинского народа. Я думаю, что многие люди в Европе просто не в курсе этого.

Поэтому я создал в конце марта [общественную ассоциацию] «Комитет Дидро» и петицию, которую первоначально подписали ученые, профессионалы из Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания. В течение лета к нам присоединились «Репортеры без границ», которые подали жалобу в ARCOM, французский государственный регулятор телерадиовещания, с просьбой обязать Eutelsat прекратить вещание трех основных российских каналов [на территории Евросоюза]. ARCOM ответил, что французское законодательство не позволяет ему действовать, потому что оно распространяется только на каналы, которые вещают в Евросоюзе. Я могу понять, что ARCOM подходит к этому вопросу очень скрупулезно, сомневается в толковании закона. Но если они не могут действовать, потому что закон на этот счет расплывчат, то пусть так и скажут. Тогда нам надо будет попросить законодателя изменить закон. Но ведь они этого не делают. «Репортеры без границ» сейчас оспаривают этот ответ в Государственном совете, поскольку возник вопрос о юридическом толковании. 

Одновременно мы обратились в Европарламент с просьбой к Европейской комиссии предложить санкционные меры, чтобы запретить предоставление спутниковых услуг этим пропагандистским каналам. Депутат Европарламента Андрус Ансип (бывший премьер-министр Эстонии и бывший вице-президент Европейской комиссии) написал два очень резких письма генеральному директору Eutelsat госпоже Еве Бернеке.

Другие европарламентарии также заявили о поддержке нашей акции: в частности Натали Луазо, глава подкомитета по обороне в Европейском парламенте, Рафаэль Глюксман, председатель Комиссии по иностранному вмешательству. Вера Йоурова, вице-президент Европейской комиссии, также заявила на конференции в Брюсселе три недели назад, что считает это сотрудничество между европейскими спутниковыми операторами и российской пропагандой позорным и неприемлемым. Так что теперь осталось найти юридические и политические решения.

RFI: А как на вашу инициативу ответили в самой компании?  

Руководство Eutelsat прикрывается одним и тем же аргументом «нейтралитета» в отношении контента, утверждая, что телеком-оператор не может вмешиваться в контент-политику ретранслируемых каналов. Позиция, которая теоретически может существовать, но которая является совершенно формальной. В то время как мы знаем, что у них есть структурные соглашения с российскими вещателями, с их российскими партнерами, то есть с российским спутниковым оператором ФГУП «Космическая связь», по отношению к которому у них 319 млн евро долга за долгосрочную аренду мощностей на российских спутниках. Так что это не нейтралитет. Вы не нейтральны, когда ваши партнеры связаны с путинским режимом и его соратниками. Нужно еще раз подчеркнуть тот факт, что их клиенты продают свои услуги на оккупированных территориях Украины, что остается совершенно незаконным. 

Но они ничего не делают. Они также ничего не сказали, когда два их клиента («Триколор» и НТВ+». — RFI) в марте прекратили вещание на Россию восьми международных новостных каналов, в том числе France 24, BBC, TV5 Monde и Euronews. Для нас — это форма сотрудничества с путинским режимом. Кроме того, они продолжают вещание на Европу, на Ближний Восток и на Северную Африку. Eutelsat [продолжает ретранслировать] арабскую версию RT, которая, как ни странно, не была запрещена Евросоюзом в отличие от других языковых версий RT. Полный абсурд, что французский спутник в нынешней международной ситуации способствует распространению российской военной пропаганды.

Можно подробнее остановиться на этой истории с долгом за использование российских спутников?

Eutelsat, на самом деле, использует [для работы в России] пять спутников, в том числе спутник Eutelsat 36B, принадлежащий Eutelsat. Есть еще четыре спутника, которые принадлежат ФГУП «Космическая связь». Там довольно любопытное взаимодействие: Eutelsat арендует мощности [у российской компании], чтобы их предоставлять двум российским же платформам. Это очень странно. Это долгосрочная аренда, которая выплачивается на протяжении многих лет с оборотных средств. С формальной точки зрения тут все корректно: нет никаких нарушений с точки зрения бухгалтерии. Но это еще и политический вопрос. Эти договоренности датируются 2014 годом, то есть когда Россия уже аннексировала Крым.

Кроме того, в прошлом году Eutelsat заказал у Airbus спутник Eutelsat 36D, который должен заменить нынешний спутник 36B, основным клиентом которого является Россия. И этот спутник должен быть запущен в следующем году. Весьма вероятно, что они попросту беспокоятся, что получат совершенно новый спутник, для которого не удастся найти заказчиков, если им запретят работать с Россией. Eutelsat это будет грозить потерей денег. Мы считаем, что эти последствия — ничто по сравнению с экономическими и, в первую очередь, человеческими потерями, которые приносит война. А война невозможна без пропаганды.

Если завтра Eutelsat все-таки уйдет с российского рынка, что это изменит для России? Пропаганда ведь не прекратится?

Нет. Иллюзий быть не должно. У России есть свои собственные спутники, и те, что арендует Eutelsat, и другие. Есть кабельные сети, есть сети цифрового наземного телевидения, есть IPTV-вещание через интернет, которое тоже, наверное, все еще зависит от спутникового сигнала.

Наша идея заключается не в том, чтобы разрушить весь российский пропагандистский аппарат, а в том, чтобы заявить, что ненормально, когда французская компания, в которой государство является основным акционером, предоставляет свои услуги [на благо российской военной пропаганде]. 

Руководство Eutelsat прикрывается аргументом „нейтралитета“ в отношении контента, утверждая, что не может вмешиваться в контент-политику каналов. Позиция, которая является совершенно формальной: вы не нейтральны, когда у вас партнеры связаны с властью Путина.

Стоит отметить еще один момент. Люксембургская спутниковая компания SES, конкурент Eutelsat, тоже отчасти работает на Россию, транслируя RT в Индии и Южной Африке. При этом она также транслирует телеканал «Дождь». Это подчеркивает тот факт, что решение о санкциях должно быть принято на европейском уровне, а не исключительно против Eutelsat. В восьмом пакете санкций, который был принят ЕС месяц назад, есть запрет на работу в России архитектурным, инженерным, юридическим, консалтинговым фирмам, ИТ-компаниям. Почему бы этот запрет не распространить и на спутниковые операторы?

Мы также часто слышим: «а что там американцы?» Так вот, еще 8 мая министерство финансов США издало распоряжение о санкциях, запрещающее двум американским спутниковым компаниям — Intelsat и Horizons — предоставлять такого типа услуги российским государственным каналам. Они осуществляли вещание другой российской платформы спутникового телевидения — «Телекарта», но ушли. Таким образом это показывает, что если политическая власть хочет действовать, то она может принимать такие решения, а операторы будут подчиняться. Лично я считаю, что со стороны Eutelsat было бы более элегантно принять такое решение самостоятельно. Но раз они не хотят этого делать, нужно принять политическое решение.

На ваш взгляд, почему нет политического решения, учитывая, что основным акционером является государство?

Это очень сложный вопрос. У меня недостаточно информации. Я думаю, что есть фактор недостаточной осведомленности в этом вопросе. Мы заметили по ходу дела, когда выходили на контакт [с представителями власти], что люди в администрации, министры, депутаты совершенно искренне открывали для себя эту ситуацию, не были в курсе этой деятельности Eutelsat. Но теперь, после семи месяцев нашей кампании, мы все же можем задаться вопросом.

Я думаю, что в правительстве есть люди, которые думают, что нужно защищать Eutelsat по экономическим причинам, потому что это —«промышленная жемчужина Франции». Кроме того, Eutelsat в настоящее время находится в процессе слияния с OneWeb, британо-индийской компанией, которая предоставляет услуги связи с низкоорбитальными спутниками. Есть промышленный проект, который я не компетентен комментировать, но который, кажется, имеет свою значимость и свои амбиции. В этом контексте «российское дело» мешает, и они пытаются свести его к минимуму, сказав, что не имеют законных решений и так далее. Думаю, что логика индустрии, логика размеров прибыли преобладает здесь над логикой прав человека.

Если говорить про прибыль, насколько российский рынок критичен для Eutelsat?

Это 6,7% их оборота, что немаловажно, а их долг [перед ФГУП «Космическая связь»] составляет 12% от пассива компании. Я хотел бы подчеркнуть дополнительный аспект, который заключается в том, что законодательство в его нынешнем виде, как европейское, так и французское, не очень четко сформулировано в отношении каналов, транслируемых на неевропейские страны. И доктрина Eutelsat заключается в том, что «мы просто просим наших клиентов уважать законодательство страны на которую вещаем», что является философией, допускающей любые компромиссы. Это значит, что мы можем работать с любым каналом пропаганды, с любой диктатурой. Аргумент Eutelsat, публично озвученный гендиректором Евой Бернеке, состоит в том, что «мы транслируем 7200 каналов на наших спутниках, у нас нет возможности мониторинга».

Действительно, проблема российской пропаганды не единственная. Мы можем найти на спутниках Eutelsat канал Хизбаллы, канал хуситов в Йемене, не только с антисионистской, антиамериканской или антиевропейской пропагандой, но и антисемитской. На йеменском канале мы видим, как детей подстрекают кричать «смерть США, смерть Израилю, проклятие евреям». Это вещи, которые не должны происходить на французских или европейских спутниках. Терпеть такое совершенно ненормально.

Все это напоминает историю с TotalEnergies, которая, как писала Le Monde, поставляла керосин для российской авиации, бомбившей украинские города…

Да, это часть двусмысленной позиции французского бизнеса и французского правительства по отношению к России.

Но после той публикации TotalEnergies поспешила избавиться от своих активов и уйти с российского рынка…

Там было намного больше внимания прессы и НКО. Мы все равно отмечаем, что это тема, которой во Франции трудно заинтересовать журналистов. Нашу акцию очень хорошо освещали в прессе Германии, Англии, Дании, стран Восточной Европы, США… А во Франции, если бы не вмешательство «Репортеров без границ», никто бы не заговорил об этой истории. Для меня это обидно.

Есть еще один технический аспект: у Франции есть возможность действовать [в этом вопросе]. Eutelsat — коммерческая компания, но она по-прежнему юридически находится под контролем межправительственной организации (Eutelsat IGO), на основе которой существует соглашение. Головной офис находится во Франции, и Франция могла бы созвать внеочередную генеральную ассамблею 49 государств-членов, чтобы заявить о своем намерении предпринять шаги для прекращения этого сотрудничества или даже исключить Россию (которая все еще является членом этой межправительственной организации спутниковой связи Eutelsat IGO). 

Технически и теоретически Франция могла бы это сделать. Сделает она это или нет  — я не знаю. Стоят ли за этим исключительно экономические причины, или это тоже вопросы дипломатических отношений по отношению к власти Путина, с этой знаменитой философией Макрона «не унижать Россию»? Это тоже возможно. 

Как вышло, что вы заинтересовались этой историей и запустили кампанию против Eutelsat?

Я эксперт по аудиовизуальным вопросам, проработал 22 года в «Европейской аудиовизуальной обсерватории» при Совете Европы в Страсбурге. Последние семь лет я на пенсии. Мое внимание к этой теме привлекла статья, опубликованная Джимом Филипповым. Это американец, работавший в Украине. Он был директором платформы платного телевидения в Украине и директором [англоязычной украинской газеты] Kyiv Post. Именно он 21 марта опубликовал статью с сообщением об этой проблеме, после чего мы вместе с ним создали «Комитет Дени Дидро».

Мы просто думаем, что это „параллельное видение“, „другой мир“. Нет, это намного больше. И эти пропагандисты должны быть привлечены к ответственности как виновные в совершенных в Украине преступлениях. По образцу суда над „Радио тысячи холмов“

Я думаю, что многие люди в Европе просто не в курсе этого. Мы думаем, что это «параллельное видение», «другой мир». Нет, это намного больше. Это преступления. Когда я начинал эту акцию в конце марта, то это была просто принципиальная позиция в отношении российской пропаганды. Я сам тогда еще не осознавал ее жестокости. Для меня это было просто-напросто повторение в СМИ официальных тезисов власти, как это делалось в советское время. А затем я нашел в твиттере двух журналистов — это Джулия Дэвис, американская журналистка, жившая в Украине, и Фрэнсис Скар, сотрудник службы мониторинга «Би-би-си», живший в России, которые почти каждый день переводят отрывки из ток-шоу основных [российских] каналов. Только тогда я понял жестокость этой пропаганды. 

Это не просто «альтернативное мировоззрение». Это преступные высказывания, это призывы к убийству политиков, руководства страны, журналистов. Один депутат заявлял в эфире, что нужно «убить два миллиона укронацистов». Когда была волна бомбардировок после подрыва Крымского моста (массированный ракетный обстрел гражданской инфраструктуры Украины 10 октября. — RFI), некоторые выступающие [в эфире ток-шоу российского гостелевидения] говорили, что «мы хотим больше, нам нужно больше разрушений, государство мало делает».

Если когда-нибудь будет создан международный трибунал, чтобы судить преступления России, то пропагандисты должны быть привлечены к ответственности как виновные в совершенных в Украине преступлениях. По образцу суда над «Радио тысячи холмов», которое подстрекало к геноциду в Руанде. 

Поделиться в соц сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

0 комментариев
scroll to top