Закрыть

Пригожина с Бегловым бросают на весы

Пригожина с Бегловым бросают на весы

  Пригожина с Бегловым бросают на весы

Пригожин требует у Генпрокуратуры проверить губернатора Санкт-Петербурга по статье "госизмена". Пригожин требует у Госдумы созвать чрезвычайную комиссию на предмет антигосударственной деятельности губернатора Санкт-Петербурга. Пригожин очевидно хочет засадить губернатора Санкт-Петербурга, и поглубже, и надолго. Несусветно скандальный конфликт в самом ближнем путинском окружении. Почему он все это терпит? Зачем ему этот позорный раздрай? Он уже не способен усмирять, контролировать даже самых верных и покорных? Если он наконец оживет, то на чьей стороне? Политик Максим Резник и расследователи Денис Коротков и Александр Шуршев – о публичной схватке путинских бульдогов. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Евгений Пригожин, которого уже никому не нужно представлять (я думаю, даже не нужно говорить, что он путинский повар, потому что все его знают), попросил Вячеслава Володина, спикера Государственной Думы России, специально прислать в Петербург чрезвычайную комиссию, чтобы она разобралась в сложившейся антигосударственной и антироссийской обстановке. Конечно же, эту обстановку создает губернатор города по фамилии Беглов. Мы сегодня будем разбираться, как получилось, что два близких Владимиру Путину человека поссорились между собой так, что дело уже переходит в кровавую фазу конфликта. Ведь когда вас обвиняют в антигосударственной деятельности (а несколько недель назад он его обвинил в предательстве родины, в измене), когда дело доходит до такой фазы, то пахнет уголовным преследованием, тюрьмой и соответствующими последствиями, к которым может привести долгое тюремное заключение. Давайте посмотрим историю их взаимоотношений с Владимиром Путиным.

Пригожина с Бегловым бросают на весы

История отношений Беглова, Путина и Пригожина

Елена Рыковцева: Кто более матери-истории ценен – кто более ценен Владимиру Путину? С нами Денис Коротков. Кто из них ближе, можно ли на весах взвесить Владимиру Путину?

Денис Коротков: Мы сейчас видим, что, получается, нельзя. Очень интересная вещь: господин Пригожин, в последнее время действительно великий и могучий, уподобился какому-то жалкому кляузнику, жалобщику. Рассылает слезные письма: он не только Володину написал, он уже написал Матвиенко, всем руководителям фракций, кому-то еще. Это человек, который с тех пор, как вышел в свет и начал что-то говорить, все время подчеркивал, что у него все хорошо, уже все схвачено, "мне не надо никакой помощи, у меня денег много, я все сам решаю, не надо мне никакой легализации ЧВК, у ЧВК "Вагнер" и так все замечательно". А здесь он пишет открытые и закрытые письма, наматывая сопли на кулак, жалуется взрослым дядям на господина Беглова, с которым не может справиться.

Пригожин, в последнее время великий и могучий, уподобился какому-то жалкому кляузнику

У меня нет объяснения того, почему он выставляет себя подобным клоуном, что вообще-то для него не очень характерно, он привык выставлять себя брутальным, решительным, все решающим, открывающим с ноги двери в любые кабинеты. Но здесь оказалось, что господин Беглов, возможно, не менее ценен матери-истории. Или самое логичное объяснение: может быть, господину Путину просто скучно, и он таким образом развлекается, наблюдая за этой сварой.

Елена Рыковцева: Это очень хорошая версия, потому что сложно представить себе, почему он терпит такой публичный конфликт в центре своего города с первыми лицами этого города (конечно, Пригожин – не первое лицо, но это приближенный круг, Герой России, насколько я понимаю). Почему он все это терпит, почему не даст по рукам, не скажет: а ну цыц, всем по своим местам, всем разойтись?

Пригожина с Бегловым бросают на весы

Денис Коротков: Я не знаю. Может быть, конечно, ему не докладывают. У меня нет абсолютно никаких инсайдов из кремлевских или бункерных кабинетов, я не знаю, что ложится на стол господину Путину.

Елена Рыковцева: По логике он должен заткнуть их всех.

Денис Коротков: По логике он может не узнать. А может, наоборот, "сгорел сарай, гори и хата". Я думаю, раздрай между господами Бегловым и Пригожиным – это наименьшая из проблем, которые должен решать господин Путин, вряд ли это самое большое, что сейчас должно его волновать. Так случилось. Хотя, конечно, господин Беглов в этой истории внушает – не скажу уважение, но некий интерес, потому что сейчас здесь уже пошло личное. Здесь уже не только бизнес, хотя началось с бизнеса, но теперь, когда господин Пригожин употребляет по отношению к господину Беглову не просто слова "слабый управленец", "покровитель взяточников", "изменник родины", а сегодня или вчера – уже "раздавить, как клопа". Это уже другая риторика, другой уровень. Хотя господин Пригожин известен тем, что он меняет направление на 180 градусов, не задумываясь и не переживая по этому поводу, все-таки здесь черточка, за которой вроде как уже, скорее всего, даже для него не очень удобно будет сказать "извините, я ошибся, Александр Дмитриевич – нормальный парень".

Может быть, господину Путину просто скучно, и он развлекается, наблюдая за этой сварой

Елена Рыковцева: Мы, конечно, вычленим причины их разногласий. Это очень любопытно, особенно сейчас, в свете последних событий, в которых Пригожин якобы герой. Он требует уважения к павшим воинам ЧВК "Вагнер", которого Беглов не оказывает. Ровно из-за этого Пригожиным была написана последняя жалоба на предмет чрезвычайной комиссии. Действительно, Беглов не уступает. Мы сейчас увидим его достаточно знаменитое выступление на сессии Заксобрания Санкт-Петербурга.

(Видео)

Елена Рыковцева: С нами на связи Максим Резник, который знает обоих персонажей истории. Почему Владимир Путин разрешает им эту публичную свару, которая дошла уже просто до оскорблений? На чьей стороне он окажется? Когда-то должно закончиться победой одного или другого.

Максим Резник: Владимир Путин, при всей своей неадекватности, действительно, диктатор, который долгое время находился в абсолютной изоляции даже не столько физической, сколько информационной: конечно, это далеко от адекватности. Но, мне кажется, сейчас он лучше, чем и Беглов, и Пригожин, представляет ситуацию, в которой оказалась вся эта банда. По-моему, Путин просто не может повлиять на ситуацию, когда два паука сцепились в банке, а банка стоит на огне. В этой борьбе не может быть победителя. Конечно, можно говорить о том, что это очередная серия сериала "Путинский Петербург": "Жаба и гадюка". Действительно, сегодня политика в Санкт-Петербурге выродилась в борьбу жабы и гадюки, все остальное просто выхолощено из политической жизни.

Когда два паука сцепились в банке, а банка стоит на огне, в этой борьбе не может быть победителя

Я согласен с Денисом: Путину действительно не до них, он понимает, в какой кошмар он влип. На этом фоне две его "шестерки", два упыря в соляной кислоте неплохо себя чувствуют. Вообще, время таких персонажей, как Беглов и Пригожин, это время короткое в историческом смысле, но сейчас мы просто его проживаем, поэтому сейчас они оба на коне. Оба в этом смысле хорошо подходят под формат происходящего, под тот шизофашизм, который мы наблюдаем сегодня в России. В этом смысле Путин лучше них представляет всю эту историю, и ему, конечно, мягко говоря, действительно не до того. Он прекрасно понимает, о чем сегодня идет речь – о его собственной жизни, и в этом смысле жизнь и борьба за жизненное пространство двух его "шестерок", двух пауков, которые жрут друг друга в рамках этой банки, стоящей на огне, конечно, мало его беспокоит.

Елена Рыковцева: Тем не менее, решать судьбу пауков будет он, если дело дошло до стенки на стенку: он будет решать, кто победит в этой схватке.

Максим Резник: Думаю, нет, ему действительно не до этого. Вряд ли он займет чью-то сторону. Прежде всего, Беглов, сам по себе человек весьма сомнительных интеллектуальных данных, Петербургу, мягко говоря, не сильно подходит. Он сейчас так смело выступает в Законодательном собрании Петербурга. В свое время он оттуда сбегал после, например, моего выступления о том, что он не подходит Петербургу. Сейчас он превратил Заксобрание в такое же сборище пауков в банке и чувствует себя там немного более уверенно. На самом деле, конечно, он человек абсолютно зависимый от Ковальчука – это его человек, его ставленник. В этом смысле, я думаю, ему ничто не угрожает.

Елена Рыковцева: Если все-таки встанет выбор (нельзя исключать, что он встанет перед Владимиром Путиным), что ему окажется ценнее в свете последних событий – ЧВК "Вагнер" или то, что Беглов поднимает Мариуполь, "все силы на строительство Мариуполя"?

Максим Резник: Беглов поднимает на небольшую высоту лишь свое собственное интеллектуальное развитие, но все равно оно постоянно падает, после каждого нового эфира. В этом смысле он не представляет никакой ценности для Путина, Беглова легко можно заменить. Пригожин, конечно, более ценен в этих условиях: человек, который пытается достичь результата там, где у Путина есть главная проблема, – на войне. Стареющий неадекватный диктатор, который устроил "маленькую победоносную войну", превратившуюся в большую катастрофу, конечно, ценит тех людей, которые в этой ситуации приносят ему какие-то положительные вещи, положительную информацию. А все эти побратимские истории с Мариуполем, такая свадьба через изнасилование, которые пытается продать Беглов, ни у кого не вызывают никаких дополнительных эмоций, которые позволили бы как-то консолидировать вокруг Путина хоть какую-то часть общества. Пригожин в этом смысле выполняет такую функцию. Да, он консолидирует самых отмороженных упырей, абсолютно безнравственные элементы, рассчитывает на уголовников и тех, для кого закон является дышлом, а не каким-то мерилом в истории. Сегодня именно такие люди, как Пригожин, конечно, ценнее.

Политика в Санкт-Петербурге выродилась в борьбу жабы и гадюки, все остальное просто выхолощено из политической жизни

Елена Рыковцева: С нами на связи Александр Шуршев, журналист-расследователь. Вы, как и ваши коллеги, считаете, что Владимиру Путину просто не до них, поэтому он разрешает всю эту публичную свару на таком высоком уровне двух героев России, одного – уже номинального, другого – может быть, будущего, двух серьезных людей?

Александр Шуршев: Да, я тоже так считаю. Если бы вся эта ситуация развивалась до 24 февраля и были бы такие громкие заявления, открытые письма и так далее, то, наверное, Пригожина ударили бы по рукам. Сейчас совсем другое время, поэтому Пригожин действует вне кремлевских правил, которые были общепринятыми раньше, когда не позволялось никаких публичных войн между элитами. А тут все эти открытые письма, все эти громкие заявления, оскорбления и так далее – он понимает, что ничего ему не будет. Учитывая, что сейчас идет война, думаю, никаких последствий пока не будет ни для кого из них, так как у Путина сейчас действительно другие заботы. Возможно, все это разрешится с каким-то уходом Путина или еще с чем-то, что будет развиваться не в Петербурге, а где-то выше.

Пригожина с Бегловым бросают на весы

Елена Рыковцева: Вы считаете, что все его крики и требования, заявления с требованием открыть дело, открыть комиссию, будут просто оставаться без ответа, их будут просто игнорировать?

Александр Шуршев: Да. Потому что это просто не тот формат, по которому можно обращаться к этим адресатам. Когда он пишет открытые письма в Генпрокуратуру, в Госдуму или еще куда-то… Написал Володину в Госдуму, и что он от него хотел, кроме каких-то ответных заявлений? Это не приведет к каким-то движениям, которых, может быть, он ожидает или которых он просил в своих открытых письмах, потому что в кремлевских правилах, в кремлевской практике так не принято.

Елена Рыковцева: Вы тоже считаете, что Беглов – человек Ковальчуков?

Александр Шуршев: Безусловно. Мы как раз недавно делали расследование, изучали все имущество семьи Бегловых, и там видно, что его семья получала довольно-таки много недвижимости как раз от Ковальуков. Естественно, это не единственное, что он получал.

Елена Рыковцева: Можно ли сказать, в таком случае, что это не совсем Беглов не подпускает Пригожина к городскому хозяйству – это Ковальчук не хочет его видеть рядом с собой на равных?

Александр Шуршев: Здесь сложно говорить, кто там кого не хочет видеть и подпускать. На самом деле в результате этого конфликта, в результате двусторонних обвинений и заявлений мы видим некую природу подобных взаимоотношений. Нам публично рассказывают о том, что в избирательную кампанию вложены какие-то миллиарды и за это обещались какие-то подряды на сотни миллиардов, – на самом деле мы все об этом догадывались, просто обычно об этом так открыто не говорилось.

Елена Рыковцева: Денис, если вы согласитесь, что это человек Ковальчука, можно ли сказать, что несопоставимо бизнес-влияние, бизнес-интересы, бизнес-имущество в городе Пригожина и Ковальчуков, а также Ротенбергов, что это не человек их уровня по тому, что они имеют, чем владеют в городе?

Денис Коротков: Очень странно говорить о том, что господин Пригожин имеет какие-то серьезные активы. У господина Пригожина, в отличие от Ковальчуков, Ротенбергов и большинства других известных российских олигархов, ничего нет, кроме контрактов с государством. Завтра у него забирают контракты, Министерство обороны говорит: все, ты не будешь нас кормить, не будешь обслуживать наши городки, – и на этом все заканчивается. Все его остальные бизнес-проекты, по масштабам федеральным, по масштабам Ковальчуков, не слишком серьезны. Нам неизвестно о каких-то успешных бизнес-проектах господина Пригожина. Мы знаем какие-то девелоперские проекты, какой-то ужасный Северный Версаль, на которые – кровь из глаз – смотреть невозможно. Что смотреть, что видеть? Его линии питания, на которых уже оттоптался, кто только мог, его снабжение российской армии продуктами… Давайте посмотрим на административные и судебные претензии к тому, как он это делает.

У Пригожина, в отличие от олигархов, ничего нет, кроме контрактов с государством

Конечно же, он гораздо менее самостоятелен, чем любой другой олигарх, если можно говорить об их самостоятельности в Российской Федерации. У него есть другое – он нужен, возможно, больше, чем кто-то из них. До последнего времени он демонстрировал такую любовь, обожание и преданность солнышку нашему ясному Владимиру Владимировичу Путину, что, конечно, выгодно отличался от них. Тем более, что с теми все-таки нужно говорить если не на равных, то, может быть, как с людьми одного порядка, а это Женя, которому можно дать чуть ли не поощрительный подзатыльник, потрепать по плечу, сказать, и Женя сделает, принесет, подаст, решит вопрос, с ним проще. С ним нет общего прошлого, с ним никто не служил в Дрездене, не боролся на татами, даже в одном кооперативе не был. Когда встает вопрос о деньгах, видимо, вопрос решился так. Конечно, деньги там всегда имеют значение, но там еще и амбиции. Когда господин Пригожин взялся делать избирательную кампанию господина Беглова, хотя его, судя по всему, об этом никто особо не просил, проявил такую инициативу, а потом еще и много чего попросил за эту непрошенную да еще и не слишком удачную инициативу, думаю, не выгорело дело.

Елена Рыковцева: Максим, было такое в городе на вашей памяти, что Пригожину, который все время обижается, что его тормозят, ему не дают, удалось сделать нечто по своему бизнесу через голову Беглова непосредственно с помощью Владимира Путина?

Максим Резник: Думаю, если бы открытие того же Центра Вагнера зависело только от Беглова, оно бы не состоялось, по крайней мере, не было бы таким помпезным, таким выпуклым с точки зрения пиара: смотрите, вот открылся центр тех, кто во всем и всегда готов любой ценой поддерживать великого и гениального Владимира Путина! Даже в этой ситуации были какие-то проблемы, связанные с Госстройнадзором, на уровне чиновников вставлялись какие-то палки в колеса. Но поскольку все это касается участия Пригожина в войне, а война – это самый главный сегодня, жизненно важный проект Владимира Путина, который будет стоить ему жизни, то, конечно, сегодня Пригожин, который в этой ситуации для Путина – один их немногих источников каких-то, как ему кажется, добрых новостей, способен на многое.

Пригожина с Бегловым бросают на весы

Я не думаю, что доходило до того, что надо было обращаться к Путину, скорее всего, это все решалось раньше. Беглов тоже не рискует выходить на прямой конфликт, называя фамилии. На каждом собрании он называет бизнесменов без фамилий, что странно: ты же губернатор, чего тебе бояться, назови тех, кто мешает жить в городе!

Елена Рыковцева: Он выше этого: как Путин не называет Навального, так и тоже ниже его достоинства называть.

Максим Резник: Не знаю, если Беглов так себя оценивает… Я не думаю, что так его оценивают те самые люди, к которым он обращается, те же депутаты и чиновники. Отношение к этому человеку крайне брезгливое, его интеллектуальный уровень всем понятен: крайне низкий уровень IQ и просто уровень интеллекта. В этом смысле Беглов (и это адекватно и созвучно эпохе Путина) занимает свой пост исключительно потому, что он приглянулся главному упырю в нашей стране, а вовсе не за какие-то другие заслуги.

Елена Рыковцева: Вы считаете, интеллект Пригожина выше?

Беглов занимает свой пост исключительно потому, что он приглянулся главному упырю в стране

Максим Резник: Если говорить об интеллекте, то, как ни странно, да. Он не производит впечатление глупого человека, хотя это редкий мерзавец, упырь, человек-кувалда. Я, собственно, ни к одному из них не испытываю никакой симпатии, потому что оба они имели прямое отношение к преследованиям меня, к уголовному делу. Хотя для меня это, наверное, высокая оценка, когда два таких отвратительных упыря сливаются в экстазе, чтобы с тобой расправиться: наверное, о тебе это тоже что-то говорит в хорошем смысле. Но если говорить об этой парочке, то этот конфликт был неизбежен.

Я не соглашусь с Денисом, что Пригожин сам себя навязал в помощники в кампании Беглова: нет, он не сам себя навязал (другое дело, что и без него бы справились). Он привнес в эту кампанию грязь, мерзость и уголовщину (я имею в виду кампанию Беглова 2019 года), это была настоящая спецоперация по внедрению этого чучела на пост губернатора Петербурга. Но надо сказать, что его использовали вполне охотно. Человек, который имеет непосредственное отношение к Ковальчукам… Любовь Совершаева – я хочу, чтобы прозвучала эта фамилия, чтобы потом эта женщина не ушла от ответственности, потому что она будет оставаться в тени, что неправильно с точки зрения будущих "нюрнбергских процессов". Эта женщина привлекла того самого Пригожина для всей этой кампании, для всей этой мерзости, в которую окунулся Петербург. Это ближайший человек к Ковальчукам, который до сих пор занимает пост заместителя полномочного представителя президента по Северо-Западному округу. Эта женщина имела непосредственное отношение к проведению и реализации спецоперации по внедрению Беглова на пост губернатора. Тогда им не казалось, что они делают какие-то отвратительные вещи, тогда они с Пригожиным были как Шерочка с Машерочкой, Пригожин исполнял все самые грязные технологии. По-чистому Беглова как изберешь – такое чудовище на пост губернатора Санкт-Петербурга? Конечно, без всяких технологий это было бы невозможно. Она его привлекала, она несет за это полную ответственность.

Я бы сейчас не стал разделять эту историю: Беглов отдельно, а Пригожин отдельно. Эти люди разругались, потому что они остались вдвоем из ресурсных упырей, которые готовы дальше дербанить Петербург. Поэтому их конфликт естественен. Но это не снимает никакой ответственности ни с одного из них, ни с тех, кто этот союз обеспечивал и навязал Петербургу эту парочку из жабы и гадюки.

Елена Рыковцева: Посмотрим сюжет о том, как развивались их отношения.

Пригожина с Бегловым бросают на весы

Беглов против Пригожина

ПРОДОЛЖЕНИЕ ОБСУЖДЕНИЯ СМОТРИТЕ НА ВИДЕО

Пригожина с Бегловым бросают на весы

На чьей вы стороне в конфликте Пригожина и Беглова?

Видеоверсия программы

Поделиться в соц сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

0 комментариев
scroll to top